Современность характеризуется возрастанием роли информационных технологий (IT) в социокультурной и социально-религиозной жизни: как известно, в начале 2012 г. число интернет-пользователей во всём мире составило 2,1 млрд., причем больше половины их выходят в Глобальную паутину через мобильные устройства [1]. WWW затрагивает аспекты жизнедеятельности религиозных общин благодаря сетевым богослужениям, виртуальным церквям, веб-кладбищам, музыке для богослужений, теологическим чатам, экуменическим дебатам, сеансам медитации, онлайновым исповедям и встречам, проповедям по электронной почте, круглосуточному обучению миссионеров со всего мира.

Релятивизируя континуум пространственно-временного мира, религиозный Интернет пренебрегает такими ранее непреодолимыми преградами, как государственные границы, языковые барьеры, стратификационные идентификации и пр. – это является причиной поиска виртуального мира как лучшего из миров. Своеобразной моделью медиального сетевого консьюмеристского мегасоциума выступает Матрица, что может свидетельствовать о складывании идеологии нетократизма и нетократической философии. Коммуникации эпохи постмодернизма влияют на информационные потоки в церквах. В 2000-х гг. практически все религиозные лидеры «подключились» к онлайн-среде, став пользователями мультимедийных сервисов, организовывая видеоконференции и общение в режиме реального времени. Мы являемся свидетелями межрелигиозной конкуренции за контроль над глобальными каналами коммуникаций. В Сети существует множество приложений, позволяющие закачивать Священные Писания в цифровые устройства.
Украинское религиоведение последние двадцать лет огромное внимание уделяет исследованиям вопросов, связанных с проблематикой государственно-церковных отношений, юридическим обеспечением свободы совести, тенденциями глобализации и американизации религии, коммуникационными аспектами культуры и религии. Анализ предыдущих исследований в данной сфере свидетельствует о том, что украинскими научными деятелями лишь очерчена проблема виртуализации религиозной жизни, однако отсутствие ее комплексного анализа стимулирует необходимость более подробного концептуального осмысления этой темы.

Характерологической чертой оффлайнового дискурса исследуемого периода является то, что он зачастую ведется параллельно либо даже контраверсийно по отношению к онлайновому: происходит дигитализация и конвергенция практически всех средств массовой информации (СМИ). Роль религиозных СМИ в современном обществе рассматривалась рядом украинских религиоведов, обративших внимание на значительные возможности информирования о религиозной жизни в Интернете, среди которых А.Колодный, Л.Филипович, В.Климов, М.Новиченко, С.Свистунов, А.Бойко, М.Балаклицкий и др. [2]. Деятельность религиозных объединений наиболее активно освещают такие интернет-порталы, как: «Религиозно-информационная служба Украины» (http://risu.org.ua/), «Институт религиозной свободы» (http://www.irs.in.ua/), «Религия в Украине» (http://www.religion.in.ua/), «Маранафа» (http://www.maranatha.org.ua), «Богословский портал» (http://theology.in.ua), «Богословское образование и наука в Украине» (http://www.bogoslov.org.ua/), «Украина сектантская» (http://ukrsekta.info/) и пр.

Разработка тематики становления информационного общества, нетократических проекций и перспектив религиозных процессов является одним из сегментов работы в научно-исследовательским центре компаративистских исследований религии философского факультета Одесского национального университета имени И.И.Мечникова. В XXI в. тенденцию актуализации научного интереса к проблемам виртуализации можно отметить у специалистов в разных областях: так, например, в религиоведении Э.И.Мартынюк предложил термин «виртуализация» для обозначения одного из конвергентных процессов в религиозной жизни, означающего возрастание роли кибернетических СМИ [3] и включающего в себя ряд аспектов. Среди них: указание на плюрализм виртуальных миров, использование компьютерной сети как средства централизации религиозной и церковной жизни и создание возможности для автономизации всех уровней носителей религии (группы, индивидуума и т.д.), появление виртуальных религий, формирование проблемы «Бог и компьютер», новый способ отображения религиозной жизни в Интернете, новации, связанные с использованием возможностей компьютера, связи между компьютерной зависимостью и религиозным опытом [4, с. 43].

Дискурс онлайновой проекции религиозной жизни современности привлекает внимание к мониторингу сегментов Всемирной сети, среди которых наиболее популярными являются: веб-сайты, социальные сети, виртуальные миры, компьютерные игры, сетевые энциклопедии, видео- и геокартографические сервисы, блогосфера, флэшмоб. Э.И.Мартынюк предлагает рассматривать флэшмоб и как новую форму религиозных организаций [5]. Исследование онлайнового измерения религии представляется целесообразным с учетом того, что именно онлайновое пространство – сравнительно новый тип существования религии. Для оффлайновых религий киберпространство предстает как средство существования религии, в то время, как для онлайновых – как способ ее существования, modus vivendi. И если оффлайновая религиозность знаменует собой расширение возможностей и количественное воссоздание религиозного опыта, то для онлайновых религий Всемирная сеть обеспечивает новое качество и новый уровень религиозных отношений.

Развивая идеи ученого, украинский религиовед М.Пальчинская аргументирует его выводы о том, что практически все религиозные организации стали распространять информацию о своей деятельности в Интернете, используя информационные, интерактивные и мультимедийные ресурсы, каталоги стали обеспечивать возможность навигации по конфессиональным веб-ресурсам, появились виртуальные религии, религиозные обряды осуществлялись с помощью Интернета и подвергались трансформации. На сегодня в Сети нашли отражение практически все актуальные религиозные процессы как в конфессиональной, так и в светской интерпретации, кибер-проекты являлись примерами межрелигиозного сотрудничества и виртуальными религиями в одно и то же время [6, с. 66].

Украинские исследователи отмечали также следующее. Интернет служит основой развития «информационного общества», воплощения «информационных прав человека», в связи с чем философ коммуникаций Э.Смеричевский полагает, что система человек-человек вытесняется системой человек-машина-человек, происходит инфоноосферогенезис цивилизаций и народов [7, с. 95, 160]. Специалист в области информационных технологий И.В.Девтеров высказывает точку зрения, что виртуализация проявляется во «всемирности» человеческого сознания, всепричастности пользователя к любым процессам в государстве, стирании геокультурных и этнорелигиозных границ, приобщении к миру «кнопочной веры» [8, с. 121]. Среди тенденций религиозного Интернета называются конструирование электронного сакрального, понимание Абсолюта как информационного поля; священные тексты становятся электронными.

Осмысливая философские посылки дихотомии реального и виртуального пространств, можно привести точку зрения исследователя дигитализации реальности Р.С.Мартынова, отмечающего, что ученые говорят о факте появления машинного измерения мира, воплощении идеи технократического сознания, технософии, при которой технология становится нашим сознанием и сакрализируется [9, с. 150]. Информациолог О.А.Сотникова констатирует факт появления религиозной информационной картины мира, ведет речь об информации как эффектном оружии, о коммуникации без начала и конца, о виртуализации как философии человека [10].

Существует мнение, что национальное государство – отживший проект в эпоху глобализации и Интернета, когда понятие «национальный суверенитет» становится все более виртуальным, а онлайновые сообщества оказываются ближе индивиду, чем «свое» государство. С.Дацюк высказывает мысль о том, что мы будем наблюдать чудовищные темпы эмиграции именно через Интернет – люди будут оставаться физически в той же стране, но работать в любом другом месте, государство может умереть именно виртуально [11].

Можно констатировать и влияние СМИ на религиозную философию и философию религии: повышается роль интерактивной виртуальной реальности, ориентированной не столько на массу, сколько на личность, структура коммуникационных взаимодействий носит не иерархический, а ризоматический характер. Знаковая и предметная целостность философского дискурса изменяется под воздействием IT: развивается философия виртуальности и философия коммуникаций, констатируется диффузное взаимопроникновение цивилизационных систем, размывающее привычный дискурс рассмотрения этнорелигиозных различий в оппозиции Восток-Запад.

На фоне развивающейся философии техники и цивилизации «пост»: постмодернизма, постсекулярности, постсоветского и постамериканского мира и пр. неизбежность участия в общих глобализационных процессах ставит вопрос о необходимости определения, какой может быть мера и направленность участия религиозных и культурных сообществ в киберпространстве, с другой стороны – чем мог быть полезен религиозно-культуролитический дискурс для IT-сообщества. В связи с вышеизложенным, важен поиск формата, в котором философы, культурологи, религиоведы и программисты смогли бы разработать общий категориальный аппарат, адекватный исследовательский инструментарий и академический дискурс.

Очевидны возможности введения виртуальной реальности в сферу религиоведческого исследования, обнаружив необходимость аналитических изысканий в этой области. Философско-концептуальное осмысление виртуализации религиозной жизни и ее отображения в культурной сфере свидетельствует о том, что и религия, и культура находят свое воплощение в киберпространстве, онлайновый сегмент все более заметно влияет на религиозную и культурную действительность в оффлайне, благодаря чему философия, как и многие другие гуманитарные и социальные науки, приобретает помимо оффлайнового и онлайновое измерение.

Можно сделать предположение о необходимости осуществления мониторинга киберпространства для профилактики межрелигиозных и межконфессиональных противостояний и конфликтов, поскольку религиозные, культурные и другие феномены на современном этапе зачастую имеют кибер-составляющую. Дигитализация религиозной и культурной жизни по сравнению с функционированием печатными СМИ может в еще больше степени способствовать обеспечению гражданских, религиозных и культурных свобод, процессу демократизации масс-медиа, кардинальным изменениям в сфере защиты прав человека, наступлению интернет-демократии, проведению выборов и референдумов с помощью Глобальной паутины и пр.

Религиоведческий анализ онлайновой реальности может быть применим, на наш взгляд, к другим многообразным проявлениям современного философского, культурного и религиозного процесса. Дискурс виртуальной реальности характеризуется смежностью гуманитарного и социального знания: философии, культурологии, религиоведения, политологии, социологии, психологии, лингвистики, информациологии, что позволяет их использовать во взаимных интересах. Как сторонники теорий «информационного общества» предстают технофильски и технофобски ориентированными, так и рядовые пользователи воспринимают киберпространство в достаточно амбивалентных коннотациях – от оптимистических до пессимистических, от обожествляющих до демонизирующих, а Интернет уподабливается орудию ангелов и демонов, божественных и инфернальных сил, рая и ада. Религиозный Интернет развивается все более интенсивно: конструируется компьютерный язык, распространяется феномен флэшмоба, а Всемирная сеть воспринимается как прообраз и модель ноосферы.

В то же время, виртуализация религиозной жизни требуют разработки адекватного исследовательского инструментария, наличия академического дискурса и экспертного сегмента развития Глобальной паутины при условии реализации принципов синергетичности, мультипарадигмальности в социогуманитарных науках, междисциплинарности научных исследований в целом и Интернет-сообществ в частности. Культурология и философия религии насыщаются медийностью, будь то письменный текст или изображение, аудио- или видеоряд, включающий документальный кинематограф, электронные источники, онлайновые артефакты. Сетевая культурология / религиоведение виртуальной реальности становятся субдисциплинаи философской науки, рост роли медиа-структур и СМИ детерминирует развитие системы мобильного глобального геопозиционирования и коммуникационный менеджмент государственной власти. Наступает период непосредственного включения информационного общества в общий контекст философских исследований. Одним из актуальных аспектов данных исследований и является культура и религия в виртуальном пространстве.

Литература:
1.    Internet 2011 in numbers http://royal.pingdom.com/2012/01/17/internet-2011-in-numbers/
2.    Колодний А. Свобода совісті для і в мас-медіа // Релігійна свобода. Науковий щорічник. – К., 2001. – №5. – С.66-70.
Филипович Л. Сучасна релігійна ситуація в Україні й український Інтернет // Релігійна свобода. Науковий щорічник. – К., 2001. – №5. – С.88-89.
Климов В. Питання свободи совісті в кординатах національного законодавства про інформацію та засоби масової інформації // Релігійна свобода. Науковий щорічник. – К., 2001. – №5. – С.70-73.
Новиченко М. Висвітення релігійної свободи в Україні засобами масової інформації // Релігійна свобода. Науковий щорічник. – К., 2001. – №5. – С.74-77.
Свистунов С. Голос церкви має бути почутий в Інтернеті // Релігійна свобода. Науковий щорічник. – К., 2001. – №5. – С.90-92.
Бойко А. Обережно, релігія: католицизм в мас-медіа України // Україна і Ватикан в контексті культурно-цивілізаційного діалогу: історія і сучасність. – К., 2009. – С.339-344.
Балаклицький М. Медіатизація протестантизму в Україні 1991-2010 років: монографія. - Х.: Харківське історико-філологічне товариство, 2011. — 379 с.
Добродум О.В. Религия и политика в реальном и виртуальном пространстве (на примере США и России): Монография. – Одесса: Удача, 2011. – 352 с.
3.    Мартынюк Э.И. Особенности религиозной жизни во второй половине ХХ века / Методическое пособие для учителей по всемирной истории и религиоведению. – Одесса: ИПКУ, 1997. – 39 с.
4.    Мартинюк Е. Конвергентні процеси у релігійному житті другої половини ХХ століття // Компаративістські дослідження релігії: наука і релігія: проблеми діалогу. – Одеса: Наука і техніка, 2002. – Вип.1. – С.37-49.
5.    См.: Добродум О.В. Виртуализация и Интернет-религии в Рунете // Наука і релігія: Проблеми діалогу. – Одеса: Наука і техніка, 2005. – Випуск 3. – С. 39-64.
6.    Пальчинська М.В. Віртуалізація у релігійному житті сучасної України (соціально-філософський аналіз). Дис… канд. філос. наук. – Одеса, 2009. – 202 с.
7.    Смеричевский Э.Ф. Информационная цивилизация: проблема виртуальной реальности в общественном развитии: Дис... канд. филос. наук. – Донецк, 2002. – 185 с.
8.    Девтеров И.В. Философский анализ феномена интерактивной научной деятельности в Internet (феноменологический, эвристический и прагматический аспекты): Дис... канд. филос. наук. – К., 2000.
9.    Мартинов Р.С. Феномен технократичної свідомості в соціально-філософському вимірі: Автореф. дис... канд. філос. наук. – Донецьк, 2006. – 19 с.
10.    Сотникова О.А. Игра и коммуникация в социальной виртуальной реальности: Дис... канд. филос. наук. – Х., 2005. – 157 с.
11.    Дацюк С. Три эссе о Сети. Интернет и принцип относительности http://www.zhurnal.ru/7/3_esse.html

Про автора: Добродум Ольга – кандидат політичних наук, науковий співробітник дослідницького центру комаративістських досліджень релігії філософського факультету Одеського національного університету ім. І. І. Мечнікова{jcomments on}